Пародия на женские фэнтезийно-попаданческие романы

Наследница со сломанной скалкой
Он ушел. Ушел, не сказав ни слова! Просто вышел, захлопнув за собой дверь. Она осталась одна, совсем одна в неожиданно опустевшей и тихой квартире, среди сломанной мебели, погнутой сковородки и сломанной скалки, сиротливо лежащей у двери. За что? Почему? Как он мог оставить ее одну именно сейчас, когда ей так плохо? Скотина! Ничтожесто! Пьяница! Конечно, он ушел молча! А что он мог ответить на эту правду, которую она сказала ему в лицо, когда он вернулся с работы и вошел своей неуклюжей походкой и взглянул на нее своими оленьими глазами, небритое чудовище?
Все эти годы она страдала рядом с ним! Страдала молча, плача в подушку и жалуясь только лучшим подругам, которых у нее было пять, и в своем блоге в интернете, и еще на форумах, и в фейсбуке. Она же не какая-то там сплетница, смакующая свою беду! Все жалели ее, удивлялась, откуда столько терпения и как можно жить с таким чудовищем, и все давали советы. Но и они не понимали, никто не понимал. Она же любила его! Ну, когда-то любила. И привыкла к его походке, к его щетине, к его немногословию, к его трогательным никчемным подаркам, к его транжирству, к его пиву, к его рукам и губам. Только с руками и губами и прочими частями тела в последнее время стало не очень хорошо. Всякий раз, как она говорила ему, что он не очень ее удовлетворяет, он, вместо того, чтобы бороться и прилагать усилия, мрачнел, замыкался в себе и не смотрел на нее. И это называется мужчина?
Да пентюх он! Он должен был стараться! Хоть бы книжки читал, или сходил бы к психотерапевту, или там порно бы посмотрел. Нет! Только не порно! Это еще хуже, чем если бы изменял! Начнет еще сравнивать ее с порнодивами. Эти животные все такие! Конкурировать с соперницей можно, а с порнодивой как прикажете конкурировать? Вот! Так что лучше без порно. Лучше бы спросил, что ей нравится, как ей угодить. Так нет же! Словно воды в рот набрал. Да какой там воды? Опять нажрался как свинья, придурок. И как с таким жить? Слава богу, что он ушел! Совсем ушел! Навсегда ушел! Свобода! Не будет больше под ногами вертеться и мешать самореализовываться. Правда, теперь прийдется мыть полы самой, и мусор выносить, и за покупками ходить пешком, он же, скотина, машину свою раздолбанную забрал. Да кому нужен его звероящер? Пусть катится куда подальше! Чтоб у него тормоза отказали!
Пришло время заняться настоящей личной жизнью!
И она начала с того, что сообщила всем своим друзьям и подругам, что отныне свободна как ветер и готова к новым началам. Подружку, которая завела шарманку про помириться, тут же отправила в черный список — нечего всяким примиренчиским дурам портить великий день!
Пофлиртовала с давним поклонником под ником Macho70, очень надеясь, что семьдесят — это год рождения, а не возраст. Развеселилась и пошла на кухню, переступая через обломки мебели — красноречивых свидетелей недавней бури. Последней в ее жизни. Увы, последней.
В кухне в холодильнике отыскалась непочатая бутылка из запасов ее бывшего. И очень хорошо! Не достанется ему. Сама все выпьет! Правда, этикетка на бутылке какая-то странная, буквы совсем непонятные. Наверное, стоит кучу денег, которые этот зверюга неблагодарный вбухал в свое бухло. Ну и плевать!
С откупоренной бутылкой она вернулась в комнату, уселась на диван с ногами, клацнула пультом зомбоящика и сделала первый большой глоток. Пойло оказалось сладким до приторности, похоже на ликер. Вот это пил ее мучитель? Ну да, теперь все понятно! Разве нормальные мужики пьют такое вот? Она щедро отхлебнула еще.
В зомбоящике полуголые девицы выплясывали под дурацкую музыку, а одетые мужики трясли лохмами. Ей стало весело, и тоже захотелось поплясать. Она резво спрыгнула с дивана и пустилась в дикий пляс, не забывая отпивать из бутылки.
Головокружение пришло внезапно, и она чуть не упала на ровном месте. Это ее очень развеселило, и она попробовала попрыгать, как новая партия девиц из ящика, уже одетых. И опять упала. Она чувствовала себя отвратительно. Неужели так много выпила? Да что за фигня, муж пил больше. А теперь он ушел и больше пить здесь не будет. Ой, мамочка, как же мутит!
Она хотела встать, но не сумела, и расплакалась. Муж бы ее поднял и унес в кровать. А теперь некому! И обвинить во всем этом некого!
Она поползла по полу в поисках опоры, чтоб все-таки подняться. Доползла до двери, хотя собиралась совсем в другую сторону. Вцепилась рукой в скалку, сломанную об известно что, и вдруг почувствовала, что падает, проваливается, летит в пропасть. Где-то там, высоко и далеко, она еще видела стремительно удаляющуюся свою квартиру, дикий беспорядок, орущий зомбоящик и скорченную женщину в рваном халате на полу.
Что ж это делается-то, а? А может, муж пил, потому что ему тоже вот такое являлось? Вот же дурак!
– Дурак! — Заорала она и упала на что-то мягкое.
– Не ори. — Строго сказал ей звероящер с человеческим лицом и усталыми глазами. — Дождались, наконец-то, слава Великому Хвосту!
– А? Ааааааааааааааааааааа!
– Ну тише, тише. — Поморщился звероящер. — У меня тонкий слух, я не могу вот это вот выносить. Мы тебя ждали много долгих-долгих лет. И вот ты пришла! Добро пожаловать в Ящерстейт. Ты — наша наследница трона!
– Но я, но как, но почему? — Спросила она, поднимаясь.
– Потому, что у тебя скалка. И вообще, долго объяснять. Успеем еще. А теперь иди за мной и не вопи. Ну и работка у меня.

Тайна сломанной скалки
Она шла за монстром по широким коридорам с высокими сводами. Стены кое-где были поцарапаны когтями, потолок обуглен. Какое-то ну не очень уютное место. И этот провожатый молчит, как бывший муж, только хвостом по полу метет. Она изловчилась и наступила на возмутивший ее хвост. Звероящер зашипел и обернулся. Его усталое лицо выражало обиду.
– Вот это ты зря сделала, наследница. На первый раз тебе ничего не будет, ты не виновата, что не посвящена в тайны твоего настоящего мира. Кажется, пришло время тебе объяснить.
– Да, пора бы. — Недобро сказала она и помахала скалкой.
Вдруг кошмарный зверь рухнул на пузо, что, наверное, должно было соответствовать буханью на колени, и взмолился не прикасаться к нему скалкой.
– Заклинаю хвостом отца, создавшим меня и печенью матери, породившей меня! Умоляю именем Великого Хвоста, не делай этого!
– Да ничего я не делаю, припадошный! Ну и мужики пошли! Звери тоже вон, еще хуже. Вставай и рассказывай. Живо давай, я устала ждать.
– Да, да, конечно, сияющая наследница! — Монстр поднялся на свои широкие короткие лапы, вытер вспотевшее лицо красным платком и заговорил:
– Когда-то в незапамятные времена, когда еще не научились исчислять года по затмениям двух лун, нашу мирную страну захватили крылатые верблюды, что жили за бурным морем. Они сумели переплыть море, потому что на перелет даже у них не хватило бы сил. Они переплыли море с помощью своих рабов, слабых, но очень умных. Верблюда захватили и разрушили их вольные города в горах, захватили жителей и заставили работать на себя.
И пришли к нам, в нашу цветущую долину.
– Что-то здесь не пахнет цветами!
– О нетерпеливая! Хотела слушать, так слушай! Они выжлги и разрушили здесь все, убили многих наших славных героев, изнасиловали наших жен, забрали наших детей и воспитали их в своей манере. Началась великая смута! Сын поднимал хвост на отца — неслыханная и небывалая дерзость! Дочь загрызала мать, брат убивал брата. Стон и крик поднялись над нашей некогда мирной страной, и так продолжалось много долгих лет, пока ни случилось первое великое затмение двух лун. И тогда в среде рабов восстала женщина. Она была прекрасна и отважна! Я покажу тебе ее изображения в главном зале, когда мы туда дойдем. Она была рабыня, и поэтому не имела права носить оружие. Но у каждой женщины есть свое оружие. У нее была скалка, потому что она работала на кухне готовщицей лепешек для властелина верблюдов. И вот этой скалкой она ударила по голове властителя, когда он заглянул на кухню, привлеченный запахом лепешек. От удара скалка сломалась, но великое затмение превратило сломанную скалку с непобедимое оружие. Властитель был повержен, и это стало сигналом к восстанию.
Рабы, хватая все, что было под руками, кидались на своих поработителей и убивали их. И тогда мы тоже присоединились к ним. Нас всех вела за собой женщина с сияющей скалкой. Каждый удар волшебного оружия повергал толпы верблюдов насмерть. И так мы одержали победу и восславили нашу спасительницу, и вознесли ее на трон, и поклялись ей в верности.
Она установила летоисчисление от славного года первого великого затмения, она постановила, что все существа женского пола отныне получат те же права, что и мужского, она повела нас в земли верблюдов и сокрушила врага.
Мужчины с ней рядом не было. То есть, они были, но ни один не был достоин стать ее мужем. Они все были слишком слабы для нее. Но она родила дочь, которой, умирая, завещала свою скалку и свое королевство. И так продолжалось много лет, пока ни сгустились тучи опять. И тогда наша мудрая правительница решила спрятать свое дитя и волшебную скалку, чтоб в нужный момент вернуть и чтоб восторжествовала справедливость.
Это дитя — ты!
– Ну хватит врать, чудик! — Разозлилась она. — Может, и скалка моя — та самая? Так ее мой бывший в магазине купил мне на восьмое марта. Идиот! Кто же дарит женщине скалку? Да ну его совсем! И тебя тоже. Что ты меня сказками кормишь? Что ты мне зубы заговариваешь?
– Ты — истинная наследница наша! — Воскликнул звероящер и опять бухнулся на пузо. Заметил ее угрожающее движение скалкой и резво поднялся. — Пойдем дальше. Я покажу тебе Великий Зал скалки и расскажу, что происходит сейчас.
– Подожди. Ты кто вообще? Как тебя зовут? Твои сказки про скалки что-то меня не вдохновляют. Ты со мной флиртуешь? Так напрасно, я не по этим делам.
– Как можно, лучезарная! — Звероящер даже обиделся. — Мы не смеем и помыслить о таком! Мы все как один восхищаемся тобой, но чтоб это — нет, никогда!
– Ну и дурак. — Она тоже обиделась. — Тут вообще есть зеркало?
– Будет, все будет! Только подожди еще немного. О, скорей бы передать свою должность сыну и уйти на покой! Зовут меня Веселящий Хвост, я родился пятьсот три затмения назад. Состою при дворе хранителем наследницы. Эта должность была в нашем роду наследственная. Но дожил до великого дня именно я, и это великая честь.
– Ладно, хорошо. Я наследница непонятно чего и моя скалка волшебная. И что я могу делать?
– Ты можешь все! — Торжественно сказал звероящер. — Но для начала ты должна спасти наш мир от врагов, как твоя мать когда-то спасла тебя.
– А моя мать где? И отец у меня вообще есть?
– Мать скончалась, а про отца не принято спрашивать, ибо этого никто не знает.
– Круто! Маму жалко. Но я ее не знала, так что и не очень жалко. А я что, тоже могу как она?
– Ты можешь больше, в тебе сосредоточены силы двух миров. Давай поторопимся, идти еще долго, и я должен успеть все тебе объяснить.
– А почему мы идем пешком, если я наследница?
– У последней нашей передвижной тачки отказали тормоза.  — Скорбно сказал Веселящий Хвост.
– Надеюсь, у него тоже отказали! — Мстительно сказала наследница. — Да, ой. А меня как зовут?
– Тебя нарекли Констанидой.
– Фу! Не нравится мне. Что за имя дурацкое? Можно, я буду зваться Гавгамелла, или хотя бы Электродрель?
– Нет! — Сказал звероящер непреклонно. — Ты будешь зваться так, как нарекла тебя твоя матушка, да будет благосклонен к ней Великий Хвост и буйные ветры.
– Скукотища. — Зевнула Констанида. — Ну ладно. Стану королевой, все здесь переделаю. Пошли, что ли? От кого мне надо кого спасать?
– Это долгая история. — предупредил провожатый.
– Все равно делать нечего, так хоть тебя послушаю, какую еще лапшу ты мне на уши наденешь. Все вы, мужики, мастера заливать.
– Лапшу заливать? Как можно? Клянусь камнем, в который обратился мой отец, я тебя не понимаю.
– Ну да! И прикидываетесь непонимающими, когда вам удобно. А чего это твой папка в камень превратился?
– Ну как же! Все, когда приходит их срок, обращаются в камень. Так заведено испокон веков, еще до первого великого затмения. Но людей это не касается. Людей по их обычаям и по заведенному порядку нашей первой королевы со скалкой, закапывают в землю. Там они, наверное, тоже в камень превращаются.
– Ну да, конечно. Что-то я устала. Ну так кого мне громить моей скалкой? Знала бы, прихватила бы сковородку.
– Нет, горячее железо принесет только вред. Скалка — твое оружие. Подожди, она тебя еще удивит. Нашему миру угрожает страшная опасность — нашествие страшного врага.
– Ну какого уже? Не тяни!
– Существ мужского пола.
– Тю! Какие же это враги?
– Вот этого лозунга мы ждали, королева! — Звероящер в третий раз упал на пузо. — Только такая как ты может победить.
– Так еще бы! — Она помахала скалкой. — Нет проблем. Только мне сначала нужно зеркало.
– Волшебное?
– Да нет, просто зеркало. И душ. И салон красоты. И новая одежда. А то я как-то непрезентабельно для королевы выгляжу. Давай, показывай, где тут что, ты, существо мужского пола.

 

Ящерстейт под пятой врага

Веселящий Хвост шлепал на своих лапах дальше, а Констанида больше с ним не заговаривала, она рассматривала свою скалку и хотела обдумать услышанное. Она уже поняла, что все происходящее ей не снится, и это не глюки и не пьяные сны, как она подумала раньше. Сны такими не бывают! Кто вообще лучше знает про них, чем она? Только ее притырошный бывший, который постоянно накачивался. В снах все красиво и торжественно должно быть. И она сама должна быть юная и прекрасная, и не со скалкой поломанной, а чем-нибудь посерьезней. Да хоть со сковородкой! Этот дурень обозвал сковородку горячим железом. Ну как есть все мужики идиоты! Какое же оно горячее, когда боевое? У них же в головах, даже в таких, как у этого Хвоста, засели стереотипы, что женщина всегда на кухне что-то жарит и варит. И тогда сковородка горячая. А они видели женщину с холодной сковородкой? Ага! Они боятся такое представить, потому что очень страшно! Вот ее пентюх бывший никогда бы не обозвал сковородку горячим железом, потому что он уже знает, какое оно! Нет, ну что это такое? Зачем она про него опять вспоминает? Ну его к черту, дебила. Где волшебство скалки? Ну где оно, где? Скалка как скалка, даже вон видно еще место, где был отклеенный ценник. Потому что скалка никогда не использовалась по назначению, тесто ею не раскатывали. Не загонишь свободную личность на кухню! Вот почему бы этой скалке не быть автоматом или этой штуковиной, как в Шварценегера в кино? Такая, которая пуляет ракетами? Муж говорил, как оно называется, но кто ж его слушал!
Хотя если здесь почитается скалка, ладно, пусть будет она.
– Далеко еще до твоего зала, мужик?
– Уже почти пришли. — Отдуваясь, сказал звероящер. Он правда был уже старый. Или просто слабый, как все мужики. Она вот нисколько не устала, только скучно все время идти по одному и тому же месту и ничего нового не видеть. Но вот она увидела двери. Ждала ворот, но увидела дверь, самую обычную, даже обшарпанную.
– Мы пришли! — Торжественно провозгласил Хвост.
– А что вид такой жалкий?
– Так война же вокруг! Все ушли сражаться, чинить и красить некому.
– Ну, это ты так думаешь, что некому. — Сообщила Констанида и толкнула хлипкую дверь. Увидела Зал Скалки. Ой-ой-ой! Смешалось все в светлейшем королевстве!
Зал был огромен, просто бесконечен. Освещен плохо, и непонятно чем. Не свеч, не лампочки, а какие-то пузыри разбросанные по высокому потолку давали тусклый и какой-то пыльный свет.
Пол был каменный, или мраморный, какой-то когда-то красивый и с узором, но ужасно грязный. В углу стоял трон, обтянутый облезлой шкурой.
– Шкура того самого властителя верблюдов. — Понизив голос, объяснил Веселящий Хвост.
– Фу! Выкинуть сейчас же! Не буду я на этом сидеть!
– Но это же великая честь!
– Может, для таких как ты, но не для меня! Выкинуть. Там еще и блохи кишат. Ладно, показывай, где тут фотки моей мамы?
– Изображения вашей матери здесь. — Обиженно ответил хранитель и повел наследницу к дальней стене. Там правда был намалеван портрет женщины, сидящей на этом дурацком троне со шкурой. В руках у женщины была скалка, почти такая же, как у наследницы. И женщина была вроде ничего, красивая. Да что там! Она была очень красивая! Никаких тебе морщин и седых волос, никаких кругов под глазами. Ну так правильно, она же королева, ей не приходилось каждый день с мужем сражаться и терпеть его столько лет!
– Жалко маму. — Неискренне сказала наследница. — Про папу ничего никто не знает? Ну и хорошо. Меньше претендентов на мой трон. Братья-сестры у меня есть?
– Есть брат.
– Ну приехали! Так он же мой трон заберет!
– Никогда! — Веселящий Хвост гордо выпрямился. — Мужчина на троне? Нет! Трон ваш, он ждал вас столько лет! И все мы ждали!
– И где эти все вы? Почему не приходят меня приветствовать? Ой, не надо сейчас. Я же сказала, что мне нужна ванна, салон красоты и зеркало.
– Ваши подданные предсанут перед вами как только вы будете готовы. Идите за мной.
– Опять идти?
– Только в ту дверь. Там ваши покои.
Констанида пошла без провожатого, оценила покои, тоже грязные и тускло освещенные, и пожалела, что давно забыла физику. А то бы замутила тут электричество. В книжке, которую она читала в метро пару дней назад, как раз про это было, как одна девушка попала в какой-то дикий мир и устроила там техническую революцию. Но то было в книжке, а тут была жизнь. И не было физики, и электричества тоже не было. А водопровод есть?
Его тоже не было.
Пришли три звероящерицы, две с человеческими лицами, а одна с неясной чьим, притащили бурдюки с водой, наполнили какую-то жуткую лоханку и сказали, что ванна готова.
Констанида фыркнула, но в ванну залезла. Не так уж плохо оказалось. Только ящериц прогнала, не хотела, чтоб они к ней прикасались.
После ванны она отыскала зеркало и одежду, сложенную на широченной кровати. Кровать была большая, но спать на ней как-то не хотелось. Из-за покрывала из старой шкуры верблюда и общей неопрятности.
Отражение в зеркале заставило наследницу забыть обо всех неприятностях. Вот это да! Она помолодела лет на десять, волосы шелковились и ниспадали, глаза блестели, кожа тоже блестела, а фигуре могла бы позавидовать любая порно-дива.
– Мне начинает тут нравиться. — Игриво улыбнулась она зеркалу, быстро оделась и взяла свою скалку. — Я готова к встрече с подданными.
Тут же три изгнанные ящерицы вошли в покои, поклонились своей королеве и предложили пройти в Великий Зал.
Она прошла. Зал немножко изменился. В нем немного прибрались, добавили света, и еще там были толпы людей и ящериц. И один карликовый верблюд.
«Он наш заложник!»- поспешил прошептать Веселящий Хвост.
– Ну и черт с ним.  Шкуру убрали? Мне пора воссесть на трон.
Шкуру не убрали, но застелили чем-то сверху. Наследница одарила ящера недовольным взглядом, но на трон села. Уж очень хотелось покрасоваться на нем во всем своем величии.
– Дорогие подданные! Вот она я, ваша королева! Вы меня дождались! — Сказала она, усевшись поудобней.
Грянуло дружное многоголосое нечто, похожее на «Ура!»
– Вы ждали, я пришла и теперь хочу послушать вас. Говорите!
И все заговорили разом. Наследница заткнула уши, но это было не очень удобно, потому что ей мешала скалка. Тогда она положила скалку на колени и тут случилось чудо: скалка засветилась и наследница начала разбирать в гуле голосов членораздельную речь.
– Наша долгожданная правительница! Мы страдаем под пятой врага! Мужчины со всех земель вокруг, кроме верблюдов, ваших верных подданных, идут на нас войной! Они захватывают наши города, унижают наших женщин, отправляют их на кухни!
– Достаточно! — Констанида поднялась во весь рост. — Не бывать этому! Ящерстейт не сдается! Я поведу вас в бой, но сначала мы к нему подготовимся. Я вижу, вы забыли заветы моей матери. Начнем вспоминать. И начнем прямо сейчас! Немедленно навести здесь порядок, приличествующий королевскому дворцу и моей светлой особе!
– Но королева, враг у ворот!
– Так именно поэтому!  — Королева махнула сияющей скалкой. — Мужчин на уборку. Женщины — за мной!
Опять все закричали «Ура!», разделились как сказала королева, и начали готовиться к войне.

 

Подготовка к войне за правое дело
Все готовились к войне. Существа мужского пола, включая карликового верблюда с недоразвитыми крыльями, наводили порядок под руководством вспотевшего Веселящего Хвоста. Наведенеие порядка заключалось в суетливой беготне, перетаскивании предметов мебели с места на место и стычках на почве выяснения крутизны и умения угодить сияющей королеве.
Веселящий Хвост, то и дело вытирая пот и проклиная свою работу, махнул на все это хвостом и пошел чинить дверь в Зал Скалки. Теперь-то он понял, на что намекала наследница по пути сюда. И в общем решил, что она права. Потому что так заведено в их стране, а они действительно забыли заветы ее матери, и теперь у них бардак и хаос, и страшная угроза. А как отразить угрозу, если даже дверь сломана?
Остальные существа тоже, подустав суетливо бегать, составили план действий и слажено принялись за дело, восхваляя мудрую Констаниду. Вот так и должно быть в их стране, освобожденной женщиной. Мужчины должны трудиться, в поте лиц и морд добывая хлеб и все прочее. А женщины должны воевать. Так записано в древних книгах. Так было всегда, и королевство процветало. И так теперь будет опять, и никто не сможет их победить, если они сами не победят себя. А все шло к этому, когда все перепуталось, и жители Ящерстейт забыли о своих славных победах и великих деяниях.

Констанида со скалкой в руках собрала всех существ женского пола в своих покоях, усадила всех в кружок на полу и начала свой первый в этой стране мастер-класс, он же психологический треннинг. В прошлой жизни она зарабатывала домашней психологией, прочитав пару популярных книжек, и заняла свою скромную нишу в профессии. Образования у нее не было, но кому оно нужно, когда есть хватка и смекалка, и язык подвешан дай бог каждому, и вообще? Настоящие психологи выглядят на фоне таких как она ремесленниками, потому что никогда не дают рецептов счастья. И не говорят людям того, что те хотят услышать. А она все это делала, и получала хорошие деньги, подарки и благодарности. И друзья в интернете, и комментаторы в ее блоге заваливали ее хвалебными отзывами на каждый ее психологический пост. И теперь пришло время научить уму-разуму ее новых подданных.
– Значит так. – Начала она, взмахнув сияющей скалкой. – Мы – женщины, и значит, мы богини. Мы можем все, вам понятно? Давайте повторим это все вместе. МЫ МОЖЕМ ВСЕ! МЫ – БОГИНИ! МЫ – СИЛА!
Существа с сиющими диким восторгом глазами хором повторили. Констанида довольно улыбнулась.
– Мы все умеем лучше и быстрее мужчин. Мы все понимаем лучше. Мы всегда знаем, что и как надо делать. Мы умеем думать о разных вещах одновременно, без ущерба для обдумывания. Мужчинам это не дано! В этом наше великое преимущество. Вот, простой пример. Я поручила мужчинам навести порядок в зале. Как вы думаете, они справятся?
– Не знаю. – Робко сказала женщина из человеческого племени, худенькая и невзрачная. – Мой муж всегда справляется.
– Ты – истинная последовательница моей матери! – Воскликнула королева. – Ты правильно его воспитала. Но те, которые там, в зале, не справятся, потому что воспитаны неправильно. И наша задача их воспитать и сразиться с врагом. И мы это сумеем, потому что мы – женщины. Почувствуйте, как это звучит, сколько силы, сколько энергии в этом слове! Почувствовали? Кто не почувствовал – подходите, мы со скалкой поможем. А, все уже почувствовали? Очень хорошо! Теперь мы должны выучить главные слабости нашего врага. Это боязнь показаться слабыми. Вот вам и парадокс – самые слабые существа во всех мирах боятся, что про них это узнают. Значит, мы должны это использовать. Еще они не умеют, как мы, делать два дела одновременно. Если им дать две команды подряд, они перестанут функционировать. Этого хватит. Теперь пошли сражаться.
– Но мы не умеем. – Робко проговорила ящерица с пронзительно-фиолетовыми глазами.
– Что ты сказала? Ты плохо меня слушала, что ли? Мы можем и умеем все! Взяли в руки скалки, палки, ложки-вилки, и за мной. Где там наш враг притаился?
– Враг хитрый. – Предупредила та же фиолетовоглазая.
– Мы всегда будем хитрее, потому что мы…
– МОЖЕМ ВСЕ! – грянул хор женских голосов.
– Вот, видишь, они меня слушали внимательно. Больше никаких возражений. Пошли крушить врага.

Война за правое дело
Вооруженные скалками, палками, вилами, граблями и прочим подручным материалом, кипя праведным гневом, женщины ринулись за своим главным оружием — внешним видом. Констанида напутстовала их психилогическими установками, и сама, воодущевленная, выгнав всех из своих покоев, занялась своей внешностью, отложив на время волшебную скалку, которая сияла и переливалась всеми цветами радуги.
В этом странном мире, где оказалась героиня, нашлось и зеркало, в которое она уже смотрелась. Оно, правда, было мутновато, но это не мешало отражать красоту восхитительной наследницы.
Насладившись своим молодым и свежим видом, она сбросила с себя тяжелые королевские одежды и нашла другие, более подходящие для войны. Черный кожаный топ, плотно облегавший дерзкую грудь и обнажающий идеальный животик, свободные штанишки до колен из мягкой нежно-голубой ткани, позволяющие видеть все достоинства стройных ног, золтые босоножки на высоком прочном каблуке, закрепляющиеся вокруг щиколотки тонкими ремешками. Были еще босоножки на сексуальной шпильке, но их Констанида отвергла, потому что в них бегать не очень удобно. В книгах, которые она читала в метро, героини обувались только в такую обувь, и она всегда фыркала, когда это читала. Да сколько бы новой силы не появилось, а в том, что супер-сила появилась, Констанида не сомневалась, ничто не сможет изменить законов физики, которую она не учила. Но про шпильки знала. Они неустойчивы, и она их никогда не жаловала. Это потом, после победы, можно щегольнуть. На балу там, или на площади, когда будут казнить поверженных предводителей вражьей рати. Но не в битве, никак не в битве.

Еще она нашла широкий кожаный пояс с кобурой и двумя пистолетами. Пистолеты не вынимались, они были частью украшения. Подумав, наследница надела пояс. Вот теперь туалет завершен! Осталась прическа и макияж.
Свои шелковистые, блестящие, струящиеся волосы она собрала в пышный хвост на затылке по примеру греческих воительниц. Чего-то недоставало. Наследница надела диадему из сияющих самоцветов. Вот теперь отлично!
Губы накрасила яркой боевой помадой, которую нашла в ящике с косметикой. Помада находилась не в патрончике, а в баночке, и пришлось мазать пальцем, но ничего. После победы она всех научит, как должна выглядеть помада и всякие другие косметические средства.
Опрыскав себя духами, которые томились в пузырьке с надписью «Сладкий плен», Констанида взяла свою скалку и вышла из покоев. Ее уже ждали разряженные и раскрашенные боевой раскраской товарки.
Она придирчиво их оглядела и осталась очень довольна. Перед такой армией не устоит никто!
– За мной, мои прекрасные амазонки! — Возопила наследница. — Сегодня мы сокрушим врага!
Особи мужского пола, продолжавшие приводить в порядок Зал Великой Скалки, печальным хором вздохнули, провожая своих героинь в поход.

Констанида со своим войском вышла на поверхность и зажмурилась от яркого света. Она выяснила, что весь ее чудесный замок находился глубоко под землей, как какая-то нора. Можно назвать бункером, чтоб не смущаться, но все равно, это никуда не годится! Что за свобода под землей! А вот на земле она поняла преимущества подземного существования. Одна сплошная голая пустыня, какие-то высоченные горы, скрытые дымкой, свинцовое небо с ярким оранжевым шаром в самом центре. Как бы этот шар на голову не рухнул. Жарко, как в печке. Но это не остановит отважных воительниц.
– Наш враг близко! — Сказала наследница. — Не терять бдительность и оружие. За мной!
И они пошли за ней, через эту голую пустыню, по мелким камешкам, по пескам и ухабам. «Как же хорошо, что шпильки забракованы!» — думала Констанида, помахивая скалкой.
Внезапно скалка засветилась ровным тревожным красным светом.
– Враг! — Вскричала Констанида и увидела ужасное. Из-за ближайшего холма, покрытого чахлой растительностью, медленно выезжала знакомая до слез колымага — машина ее мужа, чтоб он был неладен! Но что это, во имя всех Хвостов?  Машина, хоть и была очень знакомой, сильно изменилась. Она сияла, блестела и казалась не только новой, но и какой-то невероятной, как машины Бонда.
– Ах ты гад ползучий! — прошипела отважная наследница. — И сюда пробрался! Думаешь, я испугалась? Да ни в жизнь! Девушки, вперед! Нас эта повозка не испугает.
Девушки испугались, но видя отвагу своей предводительницы, побежали за ней, размахивая для уверенности своими боевыми орудиями.
Скоро они облепили машину, которая увязла в песке, или просто остановилась, потому что водитель внутри обалдел. Но это уже не важно, почему. ВОительницы облепили повозку и стали колотить по ней скалками и палками. Констанида старалась больше всех.
И когда уже изнутри раздался умоляющий мужской голос, когда Конснадида была уверена в победе, позади кто-то хрипло и зло захохотал.
Наследница обернулась и увидела сначала огромного крылатого верблюда. А на нем всадника в сияющих одеждах. Его плащ блестел чернотой ночи, его брюки поражали выглаженностью, его рубашка восхищала белизной, а его облик, о все хвосты на свете! Он был как две капли воды похож на ее мечту.
Пораженная, наследница чуть не выронила скалку.
– Кто ты? — Спросила одна дрогнувшим голосом.
– Я ваш враг. — Галантно улыбнулся всадник. — Вы проиграли. Сдавайтесь!
– Ну уж нет! — К Констаниде вернулось все ее самообладание и боевой пыл. — Мы победили! Повозку всю разгрохали, так что ты сдавайся вместе с верблюдом, а то мы заложника убьем.
– Убивайте. — Равнодушно ответил красавец на верблюде и отбросил со лба прядь восхитительных волос. — Он все равно недоросток. Вы и не поудмали, почему вам такого заложника дали. Ну, хватит болтать. Давай сюда свою качалку.
– Сам дурак! — Выкрикнула Констанида боевой клич, и бросилась на врага во главе своих девушек.
Верблюд взлетел, всадник рассмеялся. Все небо над воюющими потемнело от полчищ верблюдов.
Констанида взмахнула скалкой. Яркий луч света вонзился в самую гущу врагов и несколько верблюдов упало вместе со всадниками.
– Попробуйте нас победить, когда у нас скалка! — Закричала радостная наследница.
Но враги, навернок, предумсмотрели и это. Силы Констаниды оставили ее, скалка выпала из ослабевших пальцев.
– Ты не можешь поднять руку на меня, потому что я плод твоих грез. — Прошептал  склонившийся над ней прекрасный враг. — Сложи оружие, девочка.
– Ты мерзавец. — Выдавила она, чувствуя, что не может возражать ему больше.
– Да, да, я такой. Но ты же любишь меня, ведь так? Прикажи своим девочкам успокоиться, иначе они все погибнут.
На песке тревожно сияла скалка. Констанида целовалась с врагом.
Верблюды приземлялись, их всадники хватали женщин.
И никто не обратил внимания на раскуроченную самоходную повозку и ее водителя.

Продолжение следует…

 

Leave a Reply